При беглом взгляде на этот «Цветовой калейдоскоп» из 25-ти картин маслом, если не знаешь автора, первая мысль: молодой оптимист, вся жизнь впереди, все горизонты открыты - настолько все ярко, живо, бурно, в движении и на контрасте! На самом деле Александру Львовичу Герштейну 77 лет! «Но душа-то молодая», - говорит он.
Года четыре назад, на персональной выставке в Апатитах, подпись к своей фотографии Герштейн оформил такими словами:
«Хотя проходит небольшой
Отрезок нашей биографии,
Хоть мы такие же душой,
Нас очень старят фотографии».
Ну а сегодня в Кандалакше вместо фото он представил автопортрет под названием «Крестоносец»: человек в беретке, шагающий по дороге из яркого кирпича.
- Почему «Крестоносец»?
- Да просто каждый художник несет по жизни свое предназначенье как крест.

От пейзажей к декоративному
Эта картина, как и большинство из выставленных, была написана в прошлом году. И если в ходе предыдущих трех выставок мастера в Кандалакше мы знали и ждали Александра Львовича как пейзажиста северных просторов и храмовой архитектуры, написанных с натуры, то нынешний выход поразил неожиданностью - декоративная живопись!
Шахматно-ядерное математическое «Равновесие», геометрия «Облаков» и «Сосен на косогоре», взъерошенный босой «Стихотворец» на крылатом белом коне, залихватское «Фуэтэ», пышно-сочные «О, девушки!».
- Живописью я занимаюсь всю жизнь, - рассказывает А. Герштейн, - привык к маслу, работаю только им. Другой материал мне недоступен: с ним надо начинать все сначала, а времени-то уже нет. Я писал пейзажи раньше. Обыкновенные картины - вы видели на выставках. Обычно они нравятся людям - природа, памятники архитектуры. Все с натуры. А в последнее время подустал. Захотелось отойти от пейзажа и заняться декоративной живописью, которая требует чистых, открытых, ярких красок. Можно, конечно, делать и сложными смесями, но они уже будут отображать суровое, грустное состояние. А у меня - пока еще веселое. Вот, к примеру, «Яблочный спас»: обыкновенный заштатный городок, а какой праздничный получился. Придумываешь абстракцию, а потом само собой в голове что-то вырисовывается и красками ложится.

Альбом как итог
Привез на открытие выставки Александр Львович и свою, недавно вышедшую в свет, книгу - «Живопись. Графика». Как он сам признается, это некий итог его творческой жизни.
- У нас в Апатитах есть объединение «Мастер», которому уже 20 лет. Мы все там дружим между собой, особенно старое поколение, когда-то ездили вместе на этюды в Хибины, в Кандалакшский район. Но вот подходит время, когда надо подвести итог. Надо что-то оставить детям и внукам, а           поскольку родные живут и за границей, то им картинки не вывезешь. И помогли мне в этом мои товарищи: создатель альбома дизайнер Александр Латышев, фотограф Надежда Щур, доцент ЛГУ, член Союза художников России Игорь Клюшкин, автор вступительной статьи и наш куратор.
Похищение
К слову, в этом альбоме есть фотографии двух работ Герштейна (декоративные натюрморты (картон, масло), загадочным образом исчезнувших еще до открытия выставки. От еще трех картин даже и этого не сохранилось… Все 30 полотен привезли примерно за месяц до открытия выставки в Кандалакшу - просто была оказия. Картины благополучно хранились в запакованном виде в выставочном зале. Но для очередного мероприятия потребовалось освободить пространство, и их вынесли в соседнее помещение. В один из дней недосчитались пяти экземпляров… Полиция ищет. Художнику соболезнуют, утешают - вон какая тебе реклама! «А зачем мне реклама, - печально отвечает он, - я ведь не рыночник».
Конечно, надежда слабая на то, что похитители, скорее всего, ради забавы поживившиеся чужим добром, прочитают эти строки и усовестятся. Но все же, по просьбе директора выставочного зала Нины Снигур, мы обращаемся к ним - верните картины, хотя бы просто подбросьте их к зданию кинотеатра. Такое в Кандалакше в первый и, даст Бог, в последний раз.
 


Александр и «гарики»
В чем не откажешь художнику Александру Герштейну, так это в юморе и оптимизме. Для некоторых работ он сам подбирает в дополнение веселые четверостишья. К примеру, «гарики» Игоря Губермана:
«Неправда, что женщины дуры,
Мужчины умней их едва ли.
Домашние нежные куры
Немало орлов заклевали».
(это к «Птице Сирин»).
«Мне тяжко тьму задач непраздных
Осилить силами своими.
Во мне себя так много разных,
Что я теряюсь между ними».
(к «Глобальному потеплению»).
А еще есть у него замысел:
- Хочу нарисовать раму, а в ней - свой  портрет, где на голове будет «треуголка» из газеты. Не знаю - воплотится ли…

От первого лица
- Я закончил Московский заочный университет искусств. Давно это было. Заочное обучение не столько обучает, сколько дисциплинирует, заставляет работать. А так как люди по натуре ленивые, это полезно. И меня это задисциплинировало на всю оставшуюся жизнь.
- Родился и вырос на Украине, уехал оттуда, будучи маменькиным сынком, никуда не выезжая до этого. Попал сразу за полярный круг в Апатиты. По нескольку раз приезжал сюда, уезжал, так складывалась семейная жизнь, в 35 лет приехал окончательно. Работал в геолого-разведочной экспедиции художником-оформителем.
- Мы, как большинство северян, мечтали с женой уехать с Севера, но, оказалось, у нас никого нигде нет, никто нас нигде не ждет. Прикипели к Северу. Сейчас - все уже: гири на ногах.
- Я раньше участвовал в областных выставках, был на зоне (зональной выставке), но после того как министр культуры РСФСР снял мою работу с выставки, я в Мурманске выставляться перестал. И стал известен, как говорится, в узких кругах. Теперь варюсь в своей кастрюле.
- Много читал. В основном историческую художественную литературу. Прочел всего Фейхтвангера. Сейчас зрение подводит, в газетах только заголовки читаю - и сразу все понятно.{jcomments on}